По материалу: «Легендарные кони – последние жертвы экономического спада в Испании».
Автор: Алан Кленденнинг (Alan Klendenning), Miami Herald.

Альмонте (Almonte), Испания – это южная часть испанской провинции Андалусии, знаменитой своим музыкально-танцевальным стилем фламенко и мавританскими замками. Эта область также является родиной легендарной породы лошадей, на которых конкистадоры когда-то завоёвывали Америку и которые позднее блистали в голливудских исторических фильмах. Во время относительно недавнего головокружительного экономического бума эти лошади сделались желанным приобретением для многих испанцев.

Андалузские лошади на ранчо «La Yeguada de Cuatro Vientos» Франциско Хосе Ридригеса, в Альмонте, Испания, 2 апреля 2013 года. Фото: AP Photo/Laura Leon

Андалузские лошади на ранчо «La Yeguada de Cuatro Vientos» Франциско Хосе Ридригеса, в Альмонте, Испания, 2 апреля 2013 года. Фото: AP Photo/Laura Leon

73-летний Франциско Меса (Francisco Mesa) занимается разведением Андалузских лошадей или как их называют в Испании -  “Пура Раза Эспаньола” (Pura Raza Espanola, исп. – “Испанец Чистокровный”) – на  ранчо в самом сердце Альмонте. Франциско относится к этим элегантным животным, известным своим интеллектом и привязанностью к людям, со страстью, которая не потускнела с годами. Когда он входит в грязный загон, его тут же окружают кобылы и жеребята. Они нежно обнюхивают его, даже не догадываясь, что вскоре их почти наверняка отправят на бойню.

Если только не чудо – что достаточно маловероятно – породистых питомцев Месы превратят в конину на экспорт к ближайшему июлю. Они станут жертвами болезненного экономического спада, который уничтожил состояния, превратил новостройки в города-призраки и оставил более четверти населения страны без работы.

Андалузская лошадь на ранчо «La Yeguada de Cuatro Vientos» Франциско Хосе Ридригеса, в Альмонте, Испания, 8 апреля 2013 года. Фото: AP Photo/Laura Leon

Андалузская лошадь на ранчо «La Yeguada de Cuatro Vientos» Франциско Хосе Ридригеса, в Альмонте, Испания, 8 апреля 2013 года. Фото: AP Photo/Laura Leon

Андалузская лошадь всегда была популярна в Испании, но интерес к ней особенно возрос после крупнейшего в истории страны экономического бума в конце 90-х. Эти лошади давно славились бойцовскими качествами. Ими как подарками обменивались представители европейской знати. Наконец, их показали в таких голливудских фильмах, как “Гладиатор” и “Храброе сердце”. Небывалое повышение спроса на эту породу за последнее десятилетие вызвало скачок в коннозаводческой отрасли. Общее поголовье лошадей в Испании выросло на сотни тысяч, причём, почти половина из них – породистые андалузские скакуны. Испанским новоиспеченным богатеям хотелось, чтобы этих лошадей становилось всё больше и больше.

Опустевшее стойло в конюшне на рачно «La Yeguada de Cuatro Vientos» Франциско Хосе Ридригеса, в Альмонте, Испания, 8 апреля 2013 года. Фото: AP Photo/Laura Leon

Опустевшее стойло в конюшне на рачно «La Yeguada de Cuatro Vientos» Франциско Хосе Ридригеса, в Альмонте, Испания, 8 апреля 2013 года. Фото: AP Photo/Laura Leon

В 2008 мыльный пузырь испанского благополучия лопнул. Первый спрос на лошадей иссяк. Теперь, когда финансовый кризис углубляется, и конца этому не видно, появилась новая дилемма: владельцы лошадей всё чаще не в состоянии оплачивать содержание животных. Это означает, что животных ждёт бойня, если их владельцы не смогут их как-то пристроить. До прошлого года испанское законодательство даже предписывало отправлять бесхозных лошадей на бойню. Сейчас это уже не так, но большинство животных по-прежнему забивают: это единственный выход, если никто не готов взять на себя заботу о лошадях. Тех же владельцев, которые просто бросают лошадей на произвол судьбы, ожидают крупные штрафы.

Андалузская лошадь на ранчо «La Yeguada de Cuatro Vientos» Франциско Хосе Ридригеса, в Альмонте, Испания, 8 апреля 2013 года. Фото: AP Photo/Laura Leon

Андалузская лошадь на ранчо «La Yeguada de Cuatro Vientos» Франциско Хосе Ридригеса, в Альмонте, Испания, 8 апреля 2013 года. Фото: AP Photo/Laura Leon

Количество лошадей, отправленных на убой владельцами и заводчиками в Испании в прошлом году, достигло 70000. Это более, чем вдвое превышает 30-тысячную квоту Министерства сельского хозяйства страны в 2008 году.

Меса вырос на ферме, где лошади использовались для технических нужд, пока машины не пришли им на смену. Разведением племенных пород он занимается с 1991 года. Раньше за каждого из своих чистопородных питомцев он выручал десятки тысяч евро, теперь же он отчаянно пытается продать 25 лошадей как можно дешевле или даже просто отдать их, чтобы спасти их жизнь. Он в ужасе от того, что эти животные пойдут на мясо, которого испанцы, кстати, почти не едят – конина экспортируется в другие европейские страны, особенно в Италию и Францию.

Брошенная уздечка на ранчо «La Yeguada de Cuatro Vientos» Франциско Хосе Ридригеса, в Альмонте, Испания, 8 апреля 2013 года. Фото: AP Photo/Laura Leon

Брошенная уздечка на ранчо «La Yeguada de Cuatro Vientos» Франциско Хосе Ридригеса, в Альмонте, Испания, 8 апреля 2013 года. Фото: AP Photo/Laura Leon

Меса говорит, что в эти трудные времена он не может позволить себе оплачивать расходы по содержанию лошадей за счёт своей ежемесячной государственной пенсии и арендной платы, которую его сын получает от другой фермы. Поэтому ему пришлось установить крайний срок – июнь, чтобы найти своим лошадям нового владельца. Если не получится, произойдёт следующее: покупатель, сдающий лошадей на бойню, платит около 150 евро ($200) за каждое животное и посылает за ними грузовик. Затем лошади остаются в загоне, пока не подойдёт их очередь на переполненных местных бойнях.

Андалузская лошадь на ранчо «La Yeguada de Cuatro Vientos» Франциско Хосе Ридригеса, в Альмонте, Испания, 8 апреля 2013 года. Фото: AP Photo/Laura Leon

Андалузская лошадь на ранчо «La Yeguada de Cuatro Vientos» Франциско Хосе Ридригеса, в Альмонте, Испания, 8 апреля 2013 года. Фото: AP Photo/Laura Leon

“Мы хотим, чтобы они оставались в живых, и мы стараемся хоть как-то в компенсировать наши расходы, – говорит Меса. – А если не получится – боюсь, как бы это ни было больно, нам придется отправить их на бойню. Я только прошу о помощи. Я не собираюсь на этом наживаться”.

Меса не думает, что рынок для племенных лошадей, который процветал в Испании в течение многих лет, снова оживится в ближайшие годы. С этим мнением согласны и эксперты по животноводству, и государственные чиновники.

“Лошади были символом статуса. Многие покупали их, учились ездить верхом, и коневодство процветало”, – говорит Карлос Буксаде (Carlos Buxade), профессор животноводства и глава животноводческого факультета Мадридского Политехнического университета. “А сейчас происходит вот что: содержание лошади стоит от 350 до 400 евро ($$ 455-520) в месяц. Многие больше не могут себе это позволить. Испания находится в кризисе во всём, что касается роскоши, а лошади – это роскошь”, – добавил Буксаде.

Андалузская лошадь на ранчо «La Yeguada de Cuatro Vientos» Франциско Хосе Ридригеса, в Альмонте, Испания, 8 апреля 2013 года. Фото: AP Photo/Laura Leon

Андалузская лошадь на ранчо «La Yeguada de Cuatro Vientos» Франциско Хосе Ридригеса, в Альмонте, Испания, 8 апреля 2013 года. Фото: AP Photo/Laura Leon

Перепись, которую Министерство сельского хозяйства Испании провело в этом году, насчитала 660889 лошадей. То есть, поголовье несколько снизилось по сравнению с 748622 (максимальный показатель 2011 года) – но это число по-прежнему значительно выше, чем 435598 лошадей в 2007. Как раз тогда экономическому буму в Испании пришёл конец. Ветеринары и эксперты предупреждают, что забой высокого количества лошадей в Испании может продолжаться в течение многих лет. Правительственные чиновники обратили на это серьёзное внимание, но похоже, что решить эту проблему они в данный момент не способны.

Франциско Хосе Ридригес поглаживает андалузскую лошадь на своем ранчо «La Yeguada de Cuatro Vientos» Франциско Хосе Ридригеса, в Альмонте, Испания, 8 апреля 2013 года. Фото: AP Photo/Laura Leon

Франциско Хосе Ридригес поглаживает андалузскую лошадь на своем ранчо «La Yeguada de Cuatro Vientos» Франциско Хосе Ридригеса, в Альмонте, Испания, 8 апреля 2013 года. Фото: AP Photo/Laura Leon

Всё сводится к чистой экономике: срок полезного использования лошадей составляет 10-12 лет, и многие из ныне живущих родились всего несколько лет назад для рынка, который внезапно исчез. Многие заводчики ушли из бизнеса, а те, что остались, разводят значительно меньше лошадей, говорит Леопольдо Фернандес (Leopoldo Fernandez), президент Испанской ассоциации коневодов, специализирующихся на разведении Испанской породы.

“Поголовье сейчас снижается, и заводчиков тоже остаётся всё меньше и меньше”, – сказал Фернандес, который основал в Испании огромную цепь ресторанов Телепицца (Telepizza), а также занимается разведением лошадей Испанской породы в Сеговии (Segovia), в часе езды от Мадрида. “У нас есть заводчики, которые сдаются и покидают отрасль, и заводчики, которые просто разводят меньше лошадей. Лошади либо продаются по очень низкой цене, либо отправляются на бойню. Мы даже не знаем, сколько людей роют ямы в земле и хоронят там своих коней”.

Фернандес утверждает, что есть и такие заводчики, которые недокармливают своих лошадей, чтобы свести концы с концами. А борцы за права животных говорят, что кризис вызвал увеличение числа брошенных лошадей, несмотря на угрозу штрафов.

Андалузская лошадь на ранчо «La Yeguada de Cuatro Vientos» Франциско Хосе Ридригеса, в Альмонте, Испания, 8 апреля 2013 года. Фото: AP Photo/Laura Leon

Андалузская лошадь на ранчо «La Yeguada de Cuatro Vientos» Франциско Хосе Ридригеса, в Альмонте, Испания, 8 апреля 2013 года. Фото: AP Photo/Laura Leon

Но, согласно Буксэйду, большинство лошадей попадает на бойни. Причина: большинство испанских владельцев лошадей выполнили в своё время правительственный указ, предписывающий подвергать всех лошадей хирургической имплантации микрочипов, включающих информацию о хозяевах животного. Это значит, что владельцы, которые бросают своих лошадей, могут быть найдены и оштрафованы на сумму от нескольких сотен до нескольких тысяч евро.

“Для владельца лошади, который больше не может оплачивать её содержание, проще отправить её на бойню, чтобы избежать проблем с законом, но вложенных денег он уже не вернёт: живая лошадь стоит намного больше, чем её мясо, – говорит Буксэйд. – Отправка на бойню только сократит ваши повседневные расходы”.

Заводчик Франсиско Хосе Родригес (Francisco Jose Rodriguez) недавно отдал двух своих чистокровных испанских лошадей друзьям. Он больше не собирается содержать кобыл, хотя всего несколько лет назад каждый произведённый такой кобылой жеребёнок стоил от 4000 до 12000 евро. Если позволить сейчас кобылам рожать больше жеребят, это только повысит расходы на их содержание и ветеринарное обслуживание.

Скульптура головы лошади у въезда на ранчо «La Yeguada de Cuatro Vientos» Франциско Хосе Ридригеса, в Альмонте, Испания, 8 апреля 2013 года. Фото: AP Photo/Laura Leon

Скульптура головы лошади у въезда на ранчо «La Yeguada de Cuatro Vientos» Франциско Хосе Ридригеса, в Альмонте, Испания, 8 апреля 2013 года. Фото: AP Photo/Laura Leon

Родригес начал разводить племенные породы в Альмонте, где его основным занятием являлось плодоводство, а лошади были “увлечением, хобби своего рода”.

“Если у вас нет денег на еду для себя, что уж тут говорить о лошадях, – говорит Родригес. – Я хочу избежать отправки лошадей на бойню, но если мой доход иссякнет, мне придется это сделать. Раньше это был бизнес, теперь это сплошное разорение”.

Мясник Мануэль Дельгадо (Manuel Delgado) разделывает фрагмент туши андалузской лошади в Альмонте, Испания, 9 апреля 2013 года. Фото: AP Photo/Laura Leon

Мясник Мануэль Дельгадо (Manuel Delgado) разделывает фрагмент туши андалузской лошади в Альмонте, Испания, 9 апреля 2013 года. Фото: AP Photo/Laura Leon

В нескольких километрах (милях) от Родригеса находится ранчо Месы, где он пытается продать жеребца, который принес бы 20-30 тыс. евро всего несколько лет назад, за 4 тысячи. Он даже готов отдать даром этого коня и всех остальных своих питомцев, если не сможет продать их до конца июня.

Он установил этот крайний срок, поскольку он совпадает с ежегодным паломничеством верующих католиков в соседнюю пустынь, чтобы поклониться небольшой резной статуе Девы Эль Росио (Virgin of El Rocio). Это событие часто привлекает до миллиона человек, многие из которых приезжают в соответствии с традицией верхом на лошадях или в конных экипажах.

Меса сказал, что воспользуется этим событием, чтобы в последний раз предложить своих лошадей толпе, которая их ценит и, возможно, захочет спасти от бойни.

“Я люблю лошадей и сделаю всё, от меня зависящее, чтобы уберечь их”, – говорит он.