Северная Корея известна своим жестким режимом и множеством запретов. Приезжая в эту страну, можно увидеть только туристические зоны, на которых не заметить чего-то необычного. Большой тайной тюремная система в этой стране, о которой нет никакой официальной информации или отчетов международных комиссий. Но всё же кое-что узнать удалось из рассказов бывших заключенных.

В КНДР существует два типа колоний: трудовые, в которых держат политзаключенных, и «центры перевоспитания» для уголовных преступников. И если с первыми всё понятно, то в первую категорию могут попасть абсолютно всё, совершив какие-либо оскорбительные для государства и правительства действия – пение южнокорейских песен или даже случайно пролитый чай на газету с фотографией лидеров. Заключение политзаключенных во многих случаях становится пожизненным.
Лагеря стоят далеко от цивилизации, в глухих районах, так что на них практически невозможно случайно натолкнуться. Заключенные трудовых лагерей постоянно заняты непосильным трудом на рудниках или в полях, их используют как бесплатную рабочую силу.

«Центры перевоспитания» напоминают привычные для нас тюрьмы с высокими заборами. Люди, отбывающие наказание там, также используются как рабы, но уже на заводах и фабриках. В этих тюрьмах содержаться все осужденные, нет деления по степени тяжести преступления. Если не выполняется ежедневная норма, заключенного пытают или переводят в отдельную камеру, размеров чуть больше кубического метра. Также в таких центрах узники ежедневно заучивают речи Ким Ир Сена и Ким Чен Ира и совершают «обряды покаяния». Дети в таких лагерях тоже должны работать, их заставляют носить тяжелые бревна круглый год, их почти не кормят и часто избивают.

Исправительная трудовая колония №16

Самая большая колония для политзаключенных Хвасон не нанесена на карты, но на спутниковых снимках видно огромную территорию, 560 кв. км, огражденную забором со сторожевыми вышками по периметру. В лагере находятся 20 тысяч человек, отбывающих пожизненный срок. И всего в 2 км от тюрьмы проводят испытания ядерного оружия.


Поблажек в колониях нет ни для детей, ни для женщин. Охранники насилуют женщин, после чего они часто становятся «пропавшими», чтобы не распространяли слухов. Беременных жестоко наказывают, провоцируют выкидыш.

Исправительная трудовая колония №15

Ещё один огромный лагерь называется Едок. Он имеет зоны: тотального контроля и революционную. В первой люди, которые считаются правительство ненадежными (например, граждане, посетившие Южную Корею или Японию). Они остаются в колонии навсегда. Во второй зоне содержат «неопасных», отбыв наказание, они становятся свободными, если доживут до этого времени.
Сам лагерь имеет надежную охрану, состоящую из тысячи автоматчиков со служебными собаками и ручными гранатами.

Территория Едока, составляющая 370 кв. км, окружена четырехметровым забором под напряжением. Условия для заключенных в лагере хуже, чем у скота: трухлявые неотапливаемые бараки, площадью 50 кв. м, в которых размещают до 40 человек. В лагере отсутствует гигиена: нет нормальных душевых, один туалет на 200 заключенных. С умерших снимают одежду для вновь прибывших.
Освобожденным делают клеймо «Я буду казнен, если разглашу секреты Едока», что оставляет их под ударом на всю оставшуюся жизнь.
Осужденных иностранцев изолируют, им предоставляют душевые, трехразовое питание и никаких пыток.