В октябре 2012 года норвежское издательство Pax опубликует серию портретов подростков, выживших после бойни, устроенной Андерсом Брейвиком в молодежном летнем лагере на острове Утёйа. Автор проекта – норвежский фотограф Андреа Йестванг (Andrea Gjestvang).

Во время бойни было убито почти 70 человек, около 500 подросткам удалось выжить. Многие из них были тяжело ранены, многим из них нет и 18 лет…

Ребята вернулись к своей повседневной жизни. Они ходят в школу, общаются с друзьями, влюбляются. Каждую ночь они ложатся спать, а по утрам смотрятся в зеркало. Но их жизнь изменилась. Они уже не те, какими были раньше. Они пытаются найти смысл жизни, они иначе относятся к самой жизни, проявляя невероятную силу волю и способность двигаться дальше.

Илва Швенке

Илва Швенке

1. Илва Швенке, 15 лет, Тромсе
«Каждое утро я думаю о своей жизни — иногда о том, что уже сделала, иногда — о будущем. Если есть какая-то мысль, которая торчит у меня в голове, как заноза, — это мысль, что тот день мог стать для меня последним. Теперь, когда я еду в машине, я думаю: грузовик в соседнем ряду может резко свернуть на нашу полосу, и я погибну раньше, чем пойму, что происходит. А еще я больше не верю незнакомцам. Не боюсь их, просто мне кажется, что что-то может случиться. Но я стараюсь смотреть на все позитивно. Что бы ни случилось в прошлом, это уже случилось».

Александр Сандберг

Александр Сандберг

2. Александр Сандберг, 16 лет, Левангер
«Спустя какое-то время после 22 июля я понял, что должен заставить себя думать о чем-то другом. Я часто думаю о том, как несправедливо устроен мир и что можно сделать с этим. А еще я понял, как важна для меня семья. Сейчас мне кажется, что я почти вернулся к своему нормальному состоянию. Я никогда не рассматривал то, что случилось 22 июля, как атаку лично на меня, и потому сегодня у меня нет особых страхов».

Ида Каролина Брохольм

Ида Каролина Брохольм

3. Ида Каролина Брохольм, 21 год, Хитра
«Мне было нелегко вернуться в родной городок, потому что я ведь была «той девушкой, которая была в Утёйе». Но мне помогли, сейчас все иначе. Иногда я чувствую себя заблудившейся в собственных воспоминаниях. Я закрываю глаза и вижу тот день, когда я потеряла тех, кого любила. Я хорошо помню ночь накануне 22 июля: я сидела в палатке с тремя мальчиками, и они хором пели мне колыбельные. Одного из них больше нет».

Эйвинд Риндален

Эйвинд Риндален

4. Эйвинд Риндален, 23 года, Толга
«То, что происходит сегодня — то чувство единства, которое нас связывает, — заставляет многих думать, что он, этот человек, никогда не был таким же, как мы. Но он был одним из нас, я знаю. Сейчас, после 22 июля, я пообещал себе, что буду делать все возможное, чтобы Норвегия была свободной, демократической и максимально разной. Если ультраправые сочтут меня предателем, для меня отныне это будет комплиментом».

Натия Чхетиани

Натия Чхетиани

5. Натия Чхетиани, 23 года, Кутаиси
«Это был первый раз, когда я и моя подруга поехали за пределы Грузии. Скандинавия привлекала меня всегда — особенно скандинавская модель социализма. Нас отговаривали от поездки, но мы поехали. Теперь моя подруга мертва, и я тоже могла не пережить того дня. Сейчас я чувствую себя частью большого организма, который пытается излечиться от ран. Такого чувства сплоченности и единства я не испытывала еще никогда».

Сесилия Херловсен

Сесилия Херловсен

6. Сесилия Херловсен, 17 лет, Сарпсборг
«Помню, как я смотрела на докторов, которые стояли над моей кроватью в больнице. Они сказали, что руку придется ампутировать. Мать с отцом и брат стояли рядом. К тому моменту я уже смирилась. Совершенно бесполезная из-за ран, рука просто болталась. Сегодня — как только мне требуется помощь — кто-нибудь сразу же приходит мне на выручку, и я привыкла к мысли о том, что дальше жить мне придется с одной рукой».

Айна Хелгхейм

Айна Хелгхейм

7. Айна Хелгхейм (Aina Helgheim), 19 лет, скрывалась на краю отвесной скалы, у побережья с тремя сверстниками, пока их не спасли спасатели, приплывшие на лодках.
«Мои друзья покинули этот мир, а я испытала самое худшее, что со мной могло в этой жизни случиться».

Мариус Хофт

Мариус Хофт

8. Мариус Хофт (Marius Hoft), 18 лет, прятался на краю отвесной скалы со своим другом Андреасом, чтобы их не застрелил Брейвик. Андреас пытаясь выбраться из укрытия и не выдать друга сорвался со скалы, разбившись насмерть.

Хокон Роалсё

Хокон Роалсё

9. «Я почти ничего не помню, что было после бойни. Я долго находился в состоянии щока», рассказал 18-летний Хокон Роалсё (Håkon Roalsø) из Ставангера. Роалсе прятался под обрывом на восточной стороне острова. Потом он отплыл от берега и был спасен спасателями. Парень говорит, что стал более чутким по отношению к другим после этой страшной истории. «Я теперь понял, насколько ценна человеческая жизнь», – признался он. Роалсе продолжает бороться с страшными воспоминаниями, ему стали безразличны многие вещи, он иначе относится к развлечениям.