Западное Папуа – один из последних уголков дикой природы. Более 250 этнических групп населяют тропические леса, горы и побережье, окруженное рифами. Но не все так хорошо на втором по величине острове в мире – западная часть острова Новая Гвинея стала полем для затяжного конфликта, которому мировое сообщество не уделяет должного внимания. Папуасы, коренные жители здешних мест с 1960-х годов ведут борьбу с дельцами и индонезийскими военными, которые безжалостно и бесцеремонно уничтожают и грабят природные ресурсы одного из самых уникальных природных уголков нашей земли.

Вплоть до 2004 года путь на Западное Папуа иностранным журналистам был заказан. Поэтому информация о нарушениях прав человека и о катастрофичном уничтожении природы западной части острова была скудна и противоречива. Тем не менее, по имеющимся данным организации Amnesty International, с тех пор как Индонезия начала контролировать Западное Папуа, с 1969 года по настоящее время было убито от 100 тыс. до 400 тыс. папуасов.

Западное Папуа до сих пор остается милитаризированной зоной, что неудивительно. Индонезийские военные получают сумасшедшие барыши от контрактов на «выкачку» ресурсов. Контракты были заключены с лесозаготовителями, компаниями, добывающими природные ископаемые и производителями пальмового масла. В то же время индонезийские военные жестоко подавляют любое свободомыслие. Обманом и оружием у коренных жителей отбираются земли и леса. Выкачанные ресурсы поступают на рынки в США, Канаду, страны Европы, Австралию и Китай.

Фотографу Джеймсу Моргану (James Morgan) довелось посетить Западное Папуа. Он общался со старейшинами племен, которые продали свою землю по цене в 1 доллар США за гектар, он пролетал над островами, которые были покрыты никелевыми шахтами, словно рубцами. Он своими глазами видел, как ядовитые отходы вытекали в океан, уничтожая рифовые образования, разрушая уникальную экосистему. Он посетил город Соронг, который стал региональным центром проституции и эпидемии СПИДа.

Примечание: В тексте речь идет не об индонезийской провинции Западное Папуа, а о западной части острова Новая Гвинея, находящейся под контролем Индонезии.

Раджа Ампат

Раджа Ампат

Западное Папуа является родиной для одной из самых необычных и густонаселенных живыми организмами экосистем на Земле. Архипелаг Раджа Ампат у берегов Западное Папуа, представленный на фотографии, признан самым богатым, с точки зрения биоразнообразия, участком мирового океана на планете.
Фотография: James Morgan

Шахта

Шахта

Но власти Индонезии имеют совершенно другие виды на Западное Папуа. Их больше интересуют природные ресурсы этого региона, в том числе и никелевые залежи на архипелаге Раджа Ампат. На фотографии: шахта на острове Каве, которая была временно закрыта из-за противостояния разных движений. В настоящее время шахта взята под бдительную военизированную охрану. Шахта вызвала настоящий раскол среди местных жителей. Из-за того, что шахты находятся далеко от цивилизации, они могут функционировать без соответствующего экологического контроля и оценки воздействия на окружающую среду.
Фотография: James Morgan

Строительные материалы

Строительные материалы

Для того, чтобы упростить «выкачку» природных ресурсов, власти Индонезии реализовали программу —  тысячи местных жителей с Папуа переселяют на острова Ява и Сулавеси. На фотографии: грузчики загружают лодку в порту Соронг вредными для окружающей среды строительными материалами. Материалы предназначены для компании «Petrochina», одной из крупнейших нефтедобывающих компаний в мире.
Фотография: James Morgan

Эмигрантки

Эмигрантки

На фотографии: эмигрантки, прибывшие в промышленных порт Соронг. Соронг — портовый город на самом западе острова Новая Гвинея, он был построен, когда недалеко открыли месторождения нефти. Город быстро разрастается. Местные папуасские сообщества, занимавшие окрестные земли, были согнаны. Сегодня, Соронг – настоящий приграничный город, где находятся офисы компаний, занимающиеся добычей природных ископаемых, а также компании, которые их сопровождают. С приходом «цивилизации» средний уровень распространения ВИЧ-инфекции в Западном Папуа стал в десять раз выше, чем средние показатели по Индонезии, говорится в отчете ПРООН, что говорит уже о настоящей эпидемии СПИДа в этих местах.
Фотография: James Morgan

Полицейские

Полицейские

Папуасское движение за независимость Западного Папуа не утихает с тех пор, как Западное Папуа вошло в состав Индонезии в 1969 году. Здесь существуют альтернативные власти, которые себя называют Советом коренного народа (traditional people’s council) . У них есть собственная полиция, которая следит за окружающей средой и соблюдением прав человека. Правда, индонезийские власти не признают альтернативные власти и полицейских, и редко их воспринимают всерьез. На фотографии: полицейские из числа коренных жителей чувствуют себя неловко перед объективом фотокамеры.
Фотография: James Morgan

Полицейский

Полицейский

Папуасские полицейские захватили Джеймса Моргана, чтобы показать вырубленные леса. Полицейские направляются к месту на лодке, чтобы обойти военные посты на дороге.
Фотография: James Morgan

Стеванус Бебари

Стеванус Бебари

Стеванус Бебари, секретарь Совета коренного папуасского народа демонстрирует полностью очищенное от леса земли вблизи деревни Кломоново.
Фотография: James Morgan

Гуру Джемат Стивен Су

Гуру Джемат Стивен Су

Гуру Джемат Стивен Су, старейшина из племени муй (Mooi), рассказал, что его община продала землю всего за пять долларов за гектар. Часто крупные лесозаготовительные компании при поддержке индонезийских военных обманным путем превращают коренные народы в рабов на их же земле. Продав свою землю, община Стивена сейчас живет в домах на окраине своих земель.
Фотография: James Morgan

Томас Класибин

Мальчик

Папуасы из племени муй живут, словно в зоне боевых действий. Чтобы добраться до своей деревни им часто приходится проходить через контрольно-пропускные пункты.
Фотография: James Morgan

Томас Класибин

Томас Класибин

За спиной папуаса Томаса Класибина земля, на которой стоял лес, поддерживавший и кормивший его общину.
Фотография: James Morgan

Убитый кенгуру

Убитый кенгуру

Папуас в деревне Маналалис демонстрирует убитого «лау-лау» (кенгуру). Поймать «лау-лау» сейчас не представляет труда, леса вырублены, животным некуда скрыться. Папуасы понимают, что животные скоро исчезнут.
Фотография: James Morgan

Папуасы

Папуасы

Папуас в деревне Маналалис демонстрирует убитого «лау-лау» (кенгуру). Поймать «лау-лау» сейчас не представляет труда, леса вырублены, животным некуда скрыться. Папуасы понимают, что животные скоро исчезнут.
Фотография: James Morgan

Папуасы

Папуасы

После того как земля была продана, а леса были вырублены, люди племени муй деревни Кломоново впали в крайнюю нищету. Не только стало меньше пищи, которую они добывали в лесу, но и малярия стала распространяться гораздо быстрее. Вместе с лесами ушли в прошлое и многие рецепты традиционной медицины.
Фотография: James Morgan

Жители деревни Салпеле

Жители деревни Салпеле

Жители деревни Салпеле (Salpele) готовят рыбу на открытом огне. Если шахты возобновят свою работу, прибрежные воды будут отравлены, а рыба погибнет.
Фотография: James Morgan

Рыба

Рыба

Традиционно коренные жители Раджа Ампат выживают за счет рыбной ловли. Сейчас среди местных жителей произошел раскол: одни считают, что следует защищать прибрежные воды и бороться с шахтерами, другие считают, что стоит плюнуть на рыбу и присоединиться к шахтерами ради временных барышей. Проблема только в том, что на островах ограниченные залежи никеля. Горнодобывающие компании смогут здесь проработать не дольше 5-10 лет. Примите во внимание изменчивость рыночных цен на никель, и вы запросто сможете себе представить какое будущее ждет коренных жителей, которые согласятся пойти на поводу шахтеров уничтожающих рыбный промысел в этих краях. Это не иначе как сделка с дьяволом.
Фотография: James Morgan

Шахта

Шахта

Западное Папуа имеет «особый автономный статус», который был разработан для отвода глаз, чтобы успокоить местные движения за независимость. На самом деле, «автономный статус» способствует только дублированию полномочий. Разрешения на добычу ресурсов выдаются как в Джакарте, так и местными властями.
Добывающие компании не прозрачны, а значит не ответственны. Считается, что крупными пакетами акций компаний владеют индонезийские военные совместно с иностранными инвесторами. На фотографии: шахта по добыче латеритной никелевой руды, которая экспортируется в Квинсленд, Австралия.
Фотография: James Morgan

Дети

Дети

Всегда приветливые дети из деревушки Ат Гоу (At Go), которая находится в бухте Майя Либит, немало удивлены происходящим.Помимо того, что местные жители страдают от вырубки лесов, они столкнулись с серьезными проблемами: увеличилось количество отравлений рыбой.
Фотография: James Morgan

Дети

Дети

Всегда приветливые дети из деревушки Ат Гоу (At Go), которая находится в бухте Майя Либит, немало удивлены происходящим.Помимо того, что местные жители страдают от вырубки лесов, они столкнулись с серьезными проблемами: увеличилось количество отравлений рыбой.
Фотография: James Morgan

Жемчуг

Жемчуг

На фотографии: Кэтрин Бастиан из деревни Салпели (архипелаг Раджа Ампат) сортирует жемчужины общей стоимостью почти в миллион долларов США. Выращивание жемчуга в этих краях намного выгоднее как в финансовом плане, так и для окружающей среды, нежели горнодобывающая промышленность. Однако местные власти всячески мешают австралийским компаниям, которые развивают в эти краях данное направление, так как жемчужные фермы  отказываются платить взятки, чтобы продолжать работу.
Фотография: James Morgan

Жемчуг

Жемчуг

Жемчужная ферма находится всего в 20 минутах езды от шахты в Каве. В течение года ферма производит жемчуг стоимостью в 80 млн. долларов США. Этот пример доказывает, что возможно использовать уникальную экосистему архипелага Раджа Апат для получения прибыли, не нарушая ее.
Фотография: James Morgan

Папуасы

Папуасы

На фотографии: Деревня Кламоново. Собрание папуасов-участников движения за независимость. Они курят под картиной Иисуса Христа. У них выбили землю из под ног, их честь была попрана. Они были лишены какой-либо власти на своей земле. Они надеются получить независимость: это единственный путь, который поможет им изменить текущее положение дел. Они рассчитывают на международное сообщество.
Фотография: James Morgan

Борец за независимость

Борец за независимость

На фотографии: Ерисам Ап (Erisam Ар), один из борцов за свободу Западного Папуа стоит в зале Оксфордского университета. Оксфорд — один из самых могущественных символов Великобритании, известной своим империалистическим прошлым. Но именно здесь папуасы стремятся достичь самоопределения. В 2011 году юристы со всего мира были созваны в Оксфорд, чтобы помочь коренным народам Западного Папуа бросить вызов Индонезии и настоять на своем суверенитете в международном суде.
Фотография: James Morgan

Мирный марш

Мирный марш

На фотографии: август, 2011. Хай-Стрит, Оксфорд, Великобритания. Участник мирного марша под руководством Бенни Венда, основателя и одного из лидеров Движения за свободное Папуа, размахивает флагами на центральной площади Оксфорда.
Фотография: James Morgan