Pixanews продолжает серию публикаций снимков Джимми Нельсона, который запечатлел представителей разных исчезающих племен и народов.

ПРОЕКТ ДЖИММИ НЕЛЬСОНА.

Часть 1. Казахи (Монголия).
Часть 2. Химба (Намибия).
Часть 3. Племена Новой Гвинеи.
Часть 4. Горока (Новая Гвинея).
Часть 5. Чукчи Арктики.
Часть 6. Маори (Новая Зеландия).
Часть 7. Мустанг (Непал).

Часть 8. Цаатаны

Цаатаны («оленьи люди») – последние оленеводы, населяющие субарктическую тайгу и передвигающиеся с места на место от 5 до 10 раз в год. Возраст племени насчитывает несколько тысяч лет. В настоящее время известно всего 44 цаатанских семей. Их существованию угрожает сокращение числа домашних оленей.

Если не будет оленей, мы не будем существовать.

От этих животных почти целиком зависит быт цаатанов. Олени дают молоко, которое также используется для производства сыра, и рога, из которых изготавливаются многие орудия труда. К тому же, олени – главное транспортное средство в этом регионе. Оленье мясо в пищу не употребляется, что делает это племя уникальным среди оленеводческих общин.

Фотопроект «Пока они не исчезли». Фото: Jimmy Nelson

Фотопроект «Пока они не исчезли». Фото: Jimmy Nelson

Посёлок Хатгал, Озеро Кховсгоол Нуур, февраль 2011

Цаатаны («оленьи люди») – кочевое племя, обитающее в северной Монголии. Их выживание практически полностью зависит от оленей.

Проживающие в отдалённых уголках субарктической тайги, где зимние температуры порой достигают минус 50°С, цаатаны – последние оставшиеся в живых оленеводы Монголии. Родом они из Сибири, говорят на тувинском наречии и являются тюркским народом. Несмотря на экстремальные природные условия, цаатаны населяли поросшие лесом горы на протяжении тысяч лет, перемещаясь с места на место со своими семьями, юртами, животными и нехитрыми пожитками от 5 до 10 раз в год.

Эта этническая группа создала уникальную культуру и традиции, в которых олени играют ключевую роль.

Фотопроект «Пока они не исчезли». Фото: Jimmy Nelson

Фотопроект «Пока они не исчезли». Фото: Jimmy Nelson

Ренчинкхумбе, Кховсгоол (Renchinkhumbe, Khоvsgоl),февраль 2011

Шаманизм – традиционная система верований, основанная на поклонении духам природы – до сих пор практикуется среди цаатанов. Чтобы жить в гармонии со своей средой обитания, они совершают всевозможные мистические ритуалы, а в повседневной жизни используют различные магические чары для охоты, общения, предотвращения дождей и т.д.

Фотопроект «Пока они не исчезли». Фото: Jimmy Nelson

Фотопроект «Пока они не исчезли». Фото: Jimmy Nelson

Байау Буланг (Bayau Bulang), февраль 2011

Обычаи и традиции цаатанов связаны с их регулярными перемещениями и регулируются потребностями их оленей. От этих животных почти целиком зависит быт цаатанов. Олени дают молоко, которое также используется для производства сыра, и рога, из которых изготавливаются многие орудия труда. К тому же, олени – главное транспортное средство в этом регионе. Цаатаны ездят на оленях и используют их в качестве вьючных животных.

Фотопроект «Пока они не исчезли». Фото: Jimmy Nelson

Фотопроект «Пока они не исчезли». Фото: Jimmy Nelson

Цаатан, февраль 2011

Повседневная жизнь цаатанов – это непрекращающаяся борьба за существование. Чтобы выжить в экстремальных условиях, они должны полагаться лишь на свои основные потребности: воздух, вода, продукты питания, одежда и жильё.

Традиционное жилище цаатанов – это конический шатёр из кожи животных на деревянных опорах, который легко установить и упаковать. Конечно же, «сидячим» их образ жизни не назовёшь.

Северный олень играет исключительно важную роль в жизни цаатанов. Оленье молоко – главный продукт в их рационе, а рога творчески используются для множества различных целей.

Фотопроект «Пока они не исчезли». Фото: Jimmy Nelson

Фотопроект «Пока они не исчезли». Фото: Jimmy Nelson

Кховсгоол Нуур, февраль 2011

Озеро Кховсгоол Нуур расположено на северо-западе Монголии у подножия восточных Саян, неподалёку от границы с Россией. Город Хатгал (Hatgal) находится на южной оконечности озера. Озеро окружено несколькими горными хребтами. Зимой вода полностью замерзает. Ледяной покров становится достаточно прочным, чтобы выдержать тяжелые грузовики. По поверхности озера проложены транспортные маршруты для быстрого доступа к нормальным дорогам.

Фотопроект «Пока они не исчезли». Фото: Jimmy Nelson

Фотопроект «Пока они не исчезли». Фото: Jimmy Nelson

Уртин дуу (Urtyn duu), февраль 2011

Уртин дуу (длинная песня) – это местная историко-семейная хроника и способ общения с животными. В сложный ритуал песнопения вплетены приятные мелодии, которыми человек как бы благодарит отдельных животных или «сообщает» стаду о нуждах молодого оленя.

Годовой цаатанский фестиваль оленеводов подчеркивает традиции племени и его кочевой образ жизни. В программу фестиваля входят народное пение, шаманские ритуалы, оленья выездка, скачки и оленье поло.

Фотопроект «Пока они не исчезли». Фото: Jimmy Nelson

Фотопроект «Пока они не исчезли». Фото: Jimmy Nelson

Ренчинкхумбе, Кховсгоол, февраль 2011

Шаманизм – традиционная система верований, основанная на поклонении духам природы – до сих пор практикуется среди цаатанцев. Чтобы жить в гармонии со своей средой обитания, они совершают всевозможные мистические ритуалы, а в повседневной жизни используют различные магические чары для охоты, общения, предотвращения дождей и т.д.

Фотопроект «Пока они не исчезли». Фото: Jimmy Nelson

Фотопроект «Пока они не исчезли». Фото: Jimmy Nelson

Цаатан, февраль 2011

Цаатаны не едят оленину, предпочитая мясо лося или дикого кабана. Это делает племя уникальным среди оленеводческих общин. Молоко северного оленя является любимым напитком цаатановв. Из него также делается сливки, сухой творог и сыры. Молоко хранится в контейнерах, которые помещают в горный поток или реку – идеальный холодильник.

Tsaatan-pixanews (9)

Даркхадская (Darkhad) впадина, Кховсгоол, февраль 2011

Это фантастически красивое место, где разбросано около 200 озер, является монгольским озёрным краем, расположенным ниже уровня озера Кховсгоол. Водоёмы окружены степями, за которыми начинается дремучая тайга на границе Сибири, Саянских Гор и Тувы.

Фотопроект «Пока они не исчезли». Фото: Jimmy Nelson

Фотопроект «Пока они не исчезли». Фото: Jimmy Nelson

Цаатанский быт, февраль 2011

Мужчины покидают хижины ранним утром, чтобы вывести своих оленей на пастбища мха в окружающем высокогорье.

Женщины хлопочут по хозяйству и доят оленей когда они возвращаются с пастбищ. Мужчины колют дрова для приготовления пищи и обогрева в лютые холода. Олени очень одомашнены. Они свободно бродят по поселению и даже входят в хижины-вигвамы. При этом их никто не гонит (ну, разве что их рога окажутся вдруг слишком велики).

Фотопроект «Пока они не исчезли». Фото: Jimmy Nelson

Фотопроект «Пока они не исчезли». Фото: Jimmy Nelson

Чиубаа (Chiubaa), февраль 2011

Не удивительно, что цаатаны относятся к своим оленям почти благоговейно. Их самоидентичность и выживание напрямую связаны с оленьими стадами. Отношение человека к животному предполагает взаимность.

Племя прилагает много усилий для поиска оптимальных пастбищ, а также для защиты животных от естественных хищников – таких, как волки.