Иранская женщина-фотограф Ньюша Таваколян отправилась в сражающийся анклав Роджава, чтобы посмотреть, как живут бойцы Курдской женской самообороны (YPJ). Ее снимки и рассказы курдских женщин о себе и о том, как они противостоят «Исламскому государству Великой Сирии и Ирака».

Цветастый шарф это все, что осталось от Чичек Дерек (Cicek Derek), которой было всего 17 лет, когда она умерла в осажденном сирийском городе Айн-эль-Араб. Родные не смогли извлечь ее тело.
Чичек была одной из сотен молодых курдских женщин-военнослужащих, которые считают своим долгом противостоять Исламскому государству. Они воюют в рядах Курдской женской самообороны — YPJ — женского ответвления партии Курдистана (РПК).

Курдская женская самооборона была официально создана в 2012 году, хотя первые женские отряды появились гораздо раньше. За время гражданской войны в Сирии бойцы YPJ принимали участие во всех крупных сражениях, доказав, что в бою не уступают мужчинам. Как сказано в уставе организации, члены YPJ сражаются за права курдского народа и женщин, против авторитарных патриархальных режимов, которые угнетают людей по религиозному, национальному и гендерному признаку.

РПК и другие группы курдов сейчас находятся на переднем рубеже в битве против Исламского государства Великой Сирии и Ирака, непризнанного образования, которое несет угрозу женщинам региона, намереваясь ограничить права всех женщин на подконтрольной ей территории. Неизбежно джихадисты сталкиваются с женщинами-солдатами.

18-летняя Зилан Оркеш (Zilan Orkesh) оставила свою маленькую деревню на турецко-сирийской границе и присоединиться к YPJ в 2011 году.  «С того момента, как я вступила в YPJ, я почувствовала себя равной мужчинам. Во время боев за Серикани я убила одного из боевиков ИГ и громко закричала от радости, чтобы его товарищи знали, что он погиб от рук женщины. Наш отряд из 10 человек уничтожил 30 исламистов, но мы никогда не отрезали им головы. Война убедила меня в том, что надо бороться за свои права, и сейчас я чувствую себя свободной женщиной».

У этой борьбы есть цена. В нескольких милях от женского лагеря — свежее кладбище. Мужчины копают землю, спешат очистить площадку для «новоприбывших» до захода солнца. Над могилой развевается флаг YPJ. Недалеко от этих мест стоит дом, где когда-то жила Чичек. Внутри дома — три ее сестры и мать сидят у портрета женщины-солдата.

Насиба, мать Чичек, не хотела, чтобы ее дочь вступила в YPJ. «Ей было всего 13», говорит женщина. «Она встретилась с членом YPJ в доме своего брата и он оказал на нее влияние. Прежде чем мы узнали, она ушла из дома и отправилась в горы Кандиль [в горах, на севере Ирака, располагаются базы РПК]. Когда она была убита, ей было 17 лет.

Фото: Newsha Tavakolian

Фото: Newsha Tavakolian

Сария Зилан (Saria Zilan), 18 лет, из города Амуда, Сирия. Вступила в YPJ в начале 2014 года:

«Я решила присоединиться к YPJ после того, как увидела репортаж про одну из наших мучениц, которую обезглавили боевики из ИГ. Я была на ее похоронах, видела, как рыдала ее мать, и поклялась себе отомстить за ее смерть. Через несколько дней я вступила в YPJ. Я выросла в стране, где мне запрещали говорить на курдском языке и носить курдское имя. ИГ хочет смести курдов с лица земли. Я сражалась против исламистов в Серикани и захватила одного из них в плен, собиралась убить его, но подруги меня отговорили. Все это время он смотрел в землю — по его словам, религия не позволяет ему смотреть на женщин. Я сильно изменилась за это время. Многие не понимают, почему мы сражаемся, как мужчины. Когда они больше узнают о курдах, вопросы пропадают. Мы очень эмоциональный народ».

Фото: Newsha Tavakolian

Фото: Newsha Tavakolian

18-летняя Торин Кайреги (Torin Khairegi):

«Я вступила в YPJ, потому что искала смысл жизни. Мы живем в мире, где доминируют мужчины. Когда я оказываюсь в бою, то всегда думаю о жестокости и несправедливости, которым подвергаются женщины, и это приводит меня в такую ярость, что я начинаю сражаться с утроенной силой. Во время боев за Кобани я ранила одного джихадиста, и все его друзья бросили его и бежали. Потом я сама его хоронила. Я готова стать мученицей, как многие из моих подруг».

Фото: Newsha Tavakolian

Фото: Newsha Tavakolian

Стрелковая позиция на подходах к базе YPJ

Фото: Newsha Tavakolian

Фото: Newsha Tavakolian

20-летняя Айджан Денис из города Амуда, Сирия: «Там где я, мужчины и женщины одинавоквы и у нас одинавые мысли о том, чтобы бороться за нашу идеологию и права женщин. Я и мои три сестры в рядах YPJ

Фото: Newsha Tavakolian

Фото: Newsha Tavakolian

Тренировка с оружием на базе в Серикани

Фото: Newsha Tavakolian

Фото: Newsha Tavakolian

Патруль. Бойцы YPJ в дозоре под Серикани, Роджава. На крыше пикапа — импровизированная боевая точка.

Фото: Newsha Tavakolian

Фото: Newsha Tavakolian

Бойцы Курдской женской самообороны (YPJ) после боев в городе Айн-эль-Араб, Сирия, на базе Asayesh Security Base в Сирии, город Дерек.

Фото: Newsha Tavakolian

Фото: Newsha Tavakolian

16-летняя Баркходан Кочар (Barkhodan Kochar) из Дарбаси, Сирия: «Я вступила в YPJ, потому что хотела защищать родину. На вопросы о политике моя семья всегда отвечала: «Ты девушка, это не твое дело». Но когда я увидела женщин из YPJ, то поняла, что хочу быть такой же, как они. Я буду сражаться до последней капли крови».

 

Фото: Newsha Tavakolian

Фото: Newsha Tavakolian

Агитационный плакат YPJ

Фото: Newsha Tavakolian

Фото: Newsha Tavakolian

Институт юных революционеров. В Роджаве действует так называемый Институт юных революционеров, в котором юношам и девушкам преподают основы идеологии курдского национального движения.

Фото: Newsha Tavakolian

Фото: Newsha Tavakolian

Солдаты, погибшие в боях с Исламским государством. Женщины и мужчины похоронены на одном кладбище.

Фото: Newsha Tavakolian

Фото: Newsha Tavakolian

Фотография Чичек Дерек (Cicek Derek), которой было всего 17 лет, и которая погибла в боях в осажденном сирийском городе Айн-эль-Араб. Родные не смогли извлечь ее тело.

Фото: Newsha Tavakolian

Фото: Newsha Tavakolian

Роджин (Rojin), сестра 17-летней Чичек Дерек, которая погибла, сражаясь в осажденном городе Айн-эль-Араб, Сирия. «Когда моя мать сказала Чичек, «пожалуйста, останься со своей матерью», она ответила: «Я буду бороться за всех матерей мира. Я не могу остаться здесь».

Фото: Newsha Tavakolian

Фото: Newsha Tavakolian

Платок, принадлежащий 17-летней Чичек Дерек, которая погибла, сражаясь в осажденном городе Айн-эль-Араб, Сирия

Фото: Newsha Tavakolian

Фото: Newsha Tavakolian

Свадебное платье у входа в магазин свадебных принадлежностей в городе Эль-Камышлы, Сирия. Стены изрисованы надписями YPJ.

Фото: Newsha Tavakolian

Фото: Newsha Tavakolian

20-летняя Беритан Хабат (Beritan Khabat) из Дерека, Сирия. Она присоединилась к YPJ четыре года назад, чтобы защитить ее родину и положить конец подавлению женщин. «Я воевала с Исламским государством в Джеззе и в Серикани. Женщины YPJ не боятся Исламского государства».